Сделать стартовой страницейДобавить в избранноеКарта сайта
МБУК Мясниковского района «МЦБ» 346800, Россия, Ростовская область, Мясниковский район, село Чалтырь, 6-ая линия, 6
телефон/факс (8863-49)2-34-58.
e-mail: &
На главную


Мясниковский район

История района
Территориально-географическое расположение
Символика района
Руководители района
Устав Мясниковского района
Решения и постановления
ФЗ – 131 «О местном самоуправлении»
Наименования поселений
Адресная информация
Знаменательные даты
Библиографический список

Библиотека
История
Структура
Режим работы / Контакты
Правила пользования библиотекой
Специалисту
Ссылки на официальные материалы по библиотечному делу
Услуги
Информационно-библиотечный центр
Мобильная библиотека (КИБО)
Мероприятия
Книжные выставки
Фотогалерея
Электронная доставка документов

Ресурсы
Краеведение
Электронные каталоги
Наши коллекции
Периодические издания
Медиатека
Интерактивные издания
Новые поступления
Правовые ресурсы
Экологическая страница
Полезные ссылки





Заявка на комплектование библиотечного фонда







Карта сайта




Кейян Виктория Самвеловна

 

И ПОМНИТ МИР ОСВОБОЖДЕННЫЙ…

     Памятники. Порою мы не замечаем, что они для нас значат. Не задумываемся над тем, что с ними связано. Изучая историю нашей страны, невольно приходишь к выводу о том, что Россия – это большой памятник истории, так до конца и не изученный. Примером этому может послужить наш район, а вернее один из памятников с. Чалтырь. Конечно, в нашем районе много памятников: Пантеон славы в с. Крым, Памятник батареи Оганяна в Больших Салах, Мемориал славы в честь воинов освободителей в с. Чалтырь. Все они – память о самых страшных и трагических страницах в истории нашей страны. К сожалению, наше поколение мало знакомо с историей войны, с тем как она обожгла своим пламенем наш район, что пришлось испытать нашим односельчанам в то страшное время.
     В 1975 году к 30-летию Великой Победы на западной окраине Чалтыря был установлен памятник безвинно погибшим 10-ти землякам, убитых немцами.

Памятник мирным гражданам – уроженцам Чалтыря,
безвинно расстрелянным в 1942 году немецкими захватчиками.
Установлен в 1975 г. к 30-летию Победы

     Официальная версия трагических событий тех дней звучит следующим образом: в один из августовских дней 1942 г. пропал один немецкий солдат. Фашисты посчитали, что его убили местные жители. У немцев в то время был неписаный страшный закон – за одного своего убитого солдата расстреливать десять мирных жителей. Это и послужило поводом для расправы над безвинными людьми. Они с автоматами входили в дома, расположенные на северо-западной окраине Чалтыря, и выводили на улицу мужское население. Это были подростки, инвалиды, простые сельские труженики – 10 человек, которых погнали к колхозному сараю. До войны неподалеку от сарая находились печи для производства извести, от них остались большие ямы. К ним фашисты и повели ни в чем невинных людей. Здесь их и расстреляли. А пропавший солдат позже нашелся.
     Совсем недавно всплыли новые страницы событий того дня. Чтобы больше разузнать об убитых, я решила найти людей – очевидцев тех событий. Первым человеком в этом списке стала племянница Гайбаряна Мартироса Мануковича (одного из убитых в тот день) Поповян Арекназан Дзероновна. От нее я узнала, что одному мальчику-подростку удалось сбежать с места казни. Это был Давид Симонович Чибичян. К счастью, этот человек оказался живым и согласился дать первое в своей жизни интервью. Вот, что он рассказал: 
     »Это произошло в августе 1942 года. Представьте себе раннее летнее утро. Вокруг тишина, все спят. Но вдруг мальчика Давида будит стук в дверь. Это немцы били прикладами автоматов. Фашисты ворвались в дом и вывели мальчика на улицу. В тот момент матери не оказалось дома (она пошла к источнику за водой), и он, будучи 12-летним мальчиком не понимал, что его ждет. (Как признается сейчас, ему 80 с лишним лет, но он до сих пор вздрагивает, когда стучат в дверь). Его и еще нескольких соседей завели во двор Хатламаджияна Мадоса (по прозвищу Чавка Мадо), в котором располагался немецкий штаб. Там мальчик увидел еще около 20-25 своих односельчан. Все молчали, но на их лицах были запечатлены страх, ужас и непонимание. Присмотревшись, Давид увидел своих родственников: 16-ти летних братьев-близнецов Хачехпара и Амбарцума Чибичянов, Аршака Лукашевича Псрдияна и его сына, 17-тилетнего Андраника, дядю Мартироса Мануковича Гайбаряна и других.
     К ним подошел высокий, в красивых галифе, статный мужчина, который держал в руках длинный прут. Как потом выяснилось, этот немец хорошо говорил по-русски. Мужчина злобно посмотрел на Давида и ударил его по голове, у мальчика пошла кровь. К нему тут же подошел дядя Мартирос, обнял и приложил к ране тыквенный лист. Немец, заметив это, быстрым шагом направился к Мартиросу Мануковичу и два раза ударил по спине. И мужчины мгновенно образовались 2 фиолетовые полосы на спине. Шли томительные минуты ожидания… Голодные и обессиленные люди стойко готовились принять смерть.
     Пополудни мальчик услышал звуки приближающихся автомобилей, две военные машины въехали во двор, все замерли в ожидании. Мужчина невысокого роста в пенсне с тростью в руках вышел из машины, следом за ним шел сельский староста Симон Сухариян. Со слезами на глазах он зачитывал имена освобожденных из списка. Немцы отпускали только тех, кто мог бы им пригодиться в дальнейшем. Это были слесари, токари, кузнецы… Но фамилии Давида там не оказалось. Тогда он потерял последнюю надежду на спасение. Спустя время мальчик почувствовал на себе взгляд. Он испуганно поднял голову и увидел командира. Тот поманил мальчика пальцем к себе, а переводчик на ломаном русском сказал: «Иди». Казалось бы, обычное слово, но насколько значимо оно было в ту страшную минуту. Мальчик немедля побежал домой, где его ждала мать. По обе стороны дороги стояли конвоиры, и каждый из них со звериным оскалом на лице так и норовил ударить Давида прикладом или пнуть ногой. Дома со слезами на глазах его встретила мать, обняла, ее радости не было предела. Давид Симонович до сих пор не понимает, почему командир отпустил именно его в тот день. 
     Полчаса спустя стали слышны выстрелы. Девятерых пленных жестоко убили. Быть может случайно, может намеренно, людей сначала ранили, а потом добили известняковыми глыбами.
     Только спустя двое суток, родственникам разрешили забрать тела. Их обернули в куски материи и предали земле в братской могиле недалеко от места казни».
     Сегодня на братской могиле установлены плиты десяти умершим. На основном памятнике написано «Памяти 10 расстрелянных в 1942 году фашистскими оккупантами». Давайте вспомним их имена: Чибичян Никохос Карапетович, Гайбарян Мартирос Манукович, Псрдиян Аршак Лукашович, Псрдиян Антраник Аршакович, Хатламаджиян Арутюн Мартиросович, Псрдиян Алексан Борисович, Амбарцум и Хачехпар Чибичяны, Чибичян Хачик Луспаронович. Десятой в этом списке была Кристостурян Шушаник Манвеловна. Она умерла в дни этих страшных событий, и поэтому ее решили похоронить вместе с расстрелянными. 
     Так кто же тогда этот десятый безвинно расстрелянный? По официальной версии, им был советский солдат, который, по неизвестным нам причинам, в момент оккупации жил в селе. Я не могла не спросить об этом солдате у очевидца тех страшных событий, и вот что он рассказал:
     »Из 25 человек, которых повели на казнь, нас осталось 11: 9 моих односельчан, я и советский военнопленный. Солдату, бывшему среди нас, чудом удалось бежать. Не знаю, как, но он молниеносно рванул с места, перебежал через дорогу и шмыгнул в кукурузное поле. Немцы стреляли в него, но ни живым, ни мертвым его не обнаружили. Что с ним случилось дальше, никто так и не узнал, но в тот день он расстрелян не был».
     По официальной версии причиной казни был пропавший накануне немецкий солдат. У оккупантов тогда был закон: за одного своего убивать десять врагов. Так и было бы в тот злосчастный день, если не одно но: ни один солдат ни в этот день, ни днем ранее не пропадал. Расстрел оказался своеобразным актом устрашения мирного населения. После беседы с Давидом Симоновичем я окончательно в этом убедилась. Вот что он рассказал:
     “Людей из домов забирали в случайном порядке. Немец не пропадал. Даже сами фашисты о причинах, побудивших их к убийству, ничего не сказали: мы не знали, за что нас убивают. Неделю спустя во дворе Даглдияна Феди появился могильный холмик: по версии населения пропавший немец нашелся мертвым и был похоронен на этом месте. Но почему тогда спустя два дня могилку сравняли с землей? Копайте хоть сто лет, и вы не найдете там ничьих костей, потому что никто там похоронен не был. Немецкий солдат не пропадал, а казнь нужна была, чтобы напугать нас».
     Таким образом, были обнаружены новые факты, касающиеся расстрела наших земляков. Исследование архивных материалов и интервьюирование позволили мне сделать вывод о том, что только девять человек из десяти были расстреляны. Предполагаемому десятому чудом удалось бежать. Также я узнала, где располагался штаб немцев во время первой оккупации и о том, какими были последние часы жизни наших односельчан перед расстрелом.
     …С каждым годом все меньше и меньше остается среди нас тех, кто на своих солдатских плечах принес долгожданную победу. Уходят из жизни бывшие солдаты, но после них остается крепкая память, наглядный урок мужества и героизма для нашего поколения.

В. Кейян

Вверх страницы
 
Муниципальное бюджетное учреждение культуры Мясниковского района «Межпоселенческая центральная библиотека» (с) 2008
Некоммерческий сайт. Все права защищены.
Менеджеры и администраторы сайта: В.А. Бзезян, М.А. Явруян. Разработка сайтов: ООО "Дон АйТи"
Внимание! При использовании материалов с сайта, гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru