Сделать стартовой страницейДобавить в избранноеКарта сайта
МБУК Мясниковского района «МЦБ» 346800, Россия, Ростовская область, Мясниковский район, село Чалтырь, 6-ая линия, 6
телефон/факс (8863-49)2-34-58.
e-mail: &
На главную


Мясниковский район

История района
Территориально-географическое расположение
Символика района
Руководители района
Устав Мясниковского района
Решения и постановления
ФЗ – 131 «О местном самоуправлении»
Наименования поселений
Адресная информация
Знаменательные даты
Библиографический список

Библиотека
История
Структура
Режим работы / Контакты
Правила пользования библиотекой
Специалисту
Ссылки на официальные материалы по библиотечному делу
Услуги
Информационно-библиотечный центр
Мобильная библиотека (КИБО)
Мероприятия
Книжные выставки
Фотогалерея
Электронная доставка документов

Ресурсы
Краеведение
Электронные каталоги
Наши коллекции
Периодические издания
Медиатека
Интерактивные издания
Новые поступления
Правовое просвещение
Экологическая страница
Полезные ссылки







Заявка на комплектование библиотечного фонда






       


Карта сайта




НАШИ ЗЕМЛЯКИ О ВОЙНЕ

СТИХИ И ПЕРЕВОДЫ ЧЛЕНОВ ЛИТЕРАТУРНОЙ СТУДИИ
ИМЕНИ РАФАЭЛА ПАТКАНЯНА

ХЕВОНД  НАИРЬЯН  . О. КРИСТОСТУРЯН)
Из цикла «РАССКАЖИ, ВЕТЕРАН, О ВОЙНЕ»

РОВЕСНИКИ

Прославленным летчикам-землякам,
Героям Советского Союза и России
Л. С. Чапчахову и  С. А. Тащияну

На пьедесталы становясь,
Идут в бессмертие
                           мальчишки.
Ровесники!
Я знаю вас 
Воочию,
не понаслышке.
Я ваши лица изучу,
Как школьник книгу изучает,
Завороженный, я молчу,
Когда мой взгляд
их вновь встречает.
В музейных фото узнаю,
Своим дыханьем ощущаю…
И братской верности союз —
Хранить навеки обещаю.

Перевод с армянского И. Минтяка

*  *  *

Цветы полевые склонились ко мне,
Глаза голубые раскрыла Россия,
И всадник промчался на синем коне,
Ничем не встревожив цветы полевые…

Они аромат источают и свет,
Они, словно звёзды, вонзаются в память.
Вот мак, незабудка, ленок, горицвет,
Вьюнок, оплетающий дремлющий камень.

Но шли здесь когда-то сраженья-бои,
От вражеских пуль погибали солдаты –
Мои соплеменники, братья мои,
В бессмертье шагнувшие в давнем когда-то.

Алеет в степи неотцветший тюльпан,
В нём – капельки крови сражённых героев.
Бутон горицвета – лилово-багрян,
И взор голубой незабудка не скроет…

Цветы полевые склонились ко мне,
Как будто в глаза мне взглянула Россия
И, не опалённые в страшной войне,
Сыны её встали – сильны и красивы.

Из сборника переводов из лирики Хевонда Наирьяна «Зурна»
(Ростов-на-Дону, «МП Книга», 1998)
и книги стихов и переводов «Мы из древнего града Ани»
(Ростов-на-Дону, издательство «Приазовский край», 1999)

Вольный перевод с армянского К. Хартавакян

ЗА РОДИНУ СВОЮ

Окончен бой.
Очнулся я безногим
В израненной
снарядами степи:
 Лежу один
в кювете у дороги,
И нечем на землицу
мне ступить.
Сквозь огненное пламя
пробиваясь
И молодость оставив
в том бою,
Багряною росою
умываясь,
Молился я
за Родину свою.
Она недаром
матерью зовется.
Во славу смертью павших
в том бою,
Пока в груди солдатской
сердце бьется,
Я в той степи
как памятник стою.

Перевод с армянского П. Рюмина

*  *  *
Ох, как помнят стены Сталинграда
Бравого отважного солдата.
Всем  смертям проклятым вопреки
Он вернулся. Только… без руки.
На груди медаль за то сраженье,
Блеск на ней, как битвы отраженье.
А рука… Хоть нет ее давно,
Но — болит. До стона. Все равно.
Годы пролетели туч оравой.
Левая — болит, не двинуть… правой.
Но крепится, ведь не ротозей.
В помощь — рядом с ним — глаза друзей.

Перевод с армянского К. Русиневича

*  *  *
Его сразила пуля утром ранним,
Упал на снег и стал его белей.
Потом был белый снег госпиталей,
И медсестра —  девчонка из Рязани —
Над ним склонялась много горьких дней.

Всей добротой и нежностью России
К нему она являлась каждый раз,
И две надежды, две озерных сини
Глядели в черноту армянских глаз.

Скрипит протез, забудутся не скоро
Кровь на снегу, свист пуль и рев мотора,
И ясный свет и ласка без границ —
Те синие рязанские озера
Под сенью нежных девичьих ресниц.

Перевод с армянского Э. Барсукова

*  *  *
Писал письмо он, умирая,
Когда затих неравный бой,
Привет послал родному краю
И фото, что носил с собой.

Он знал: не суждено вернуться,
Висела жизнь на волоске,
Со смертью ей не разминуться,
Последний день — прожить в тоске.

Он дописал неровно строки
И другу передал портрет,
Прося, чтоб не замедля, в сроки
Отправлен был семье конверт.

…Сыны отцом своим гордятся,
Он храбрым, стойким был бойцом.
В музее сельском уж хранятся
Портрет его и письмецо…

Среди реликвий-экспонатов
Конверт потрепанный лежит —
Письмо к сынам, письмо солдата,
Что в памяти остался жить!

Перевод с армянского К. Хартавакян

*  *  *

Памяти Кузьмы Селиверстова

Отважный летчик в битве пал,
Рукой врага сражен,
И вечным памятником стал
Для будущих времен.
Звездой скатился он с небес,
Тому свидетель — Бог.
Но средь живущих не исчез,
Отдав им все, что смог.
Он у армянского села
Под ивою стоит,
И мать сыночка обрела,
Хотя досель грустит.
И рвется в небо обелиск
Над золотой землей…
Идя на бой, идя на риск,
России сын — живой.

Перевод с армянского И. Яворовской

БАЛЛАДА О БЛИЗНЕЦАХ*

За околицей сельской стоит
Под плакучею ивою памятник.
Свет немеркнущий словно струит
Он – вознёсшийся ввысь, белокаменный.

Днём и ночью огонь там горит
И алеют цветы неувядшие.
Сердце снова дорогу торит
К вам, под ивой плакучею спящие!

Близнецы похоронены там,
На окраине Чалтыря вольного.
Птицы песнь им поют по утрам,
Пролетая над степью раздольною.

Близнецы здесь приют обрели,
Братья-отроки, сердцем безгрешные,
В лоне матери доброй – земли
Спят они, видя сны безмятежные.

Но я вижу: восстали они,
Крепко за руки взявшись, высокие,
В окруженье соседей, родни –
Пред врагами, как звери, жестокими.

Десять мирных селян стали в ряд…
Смотрит, злобствуя, взвод автоматчиков.
Выстрел! Очередь!.. Смолк автомат,
Захлебнувшись в крови чистой мальчиков!

Сражены Амбарцум, Хачехпар,
И мертвы земляки-соплеменники;
Каждый был ещё вовсе не стар.
Не забудьте о них, современники!

Полстолетья прошло с того дня,
Как расстреляны мирные жители –
Наши кровные братья, родня,
Нашей веры и правды хранители.

Перед смертью не дрогнув, они,
Как солдаты в бою, были стойкими.
Зажжены вечной славы огни
Перед ликами их звездоокими.

Сердце жжёт неостудная боль,
Сердце вечно о павших печалится:
Был родным из погибших любой
Нам, успевшим взрасти и состариться.

Им же, отрокам тем, близнецам,
Им – шестнадцать и в годы грядущие…
Присягните их верным сердцам,
Мимо братской могилы идущие!

Здесь цветам и свечам – трепетать
И стоять с головой нам склонённою,
Братьям-отрокам – взору предстать
Под нависшею кроной зелёною.

Крепко братская сжата ладонь…
Амбарцум, Хачехпар, с вами рядом я!
На себя вызываю огонь,
Встрепенувшись под вашими взглядами.

Вы со мной, мои братья, всегда.
Вы как будто воскресли, бессмертные!
Незакатная ваша звезда
Льёт сияние в дали рассветные.

… За околицей сельской стоит
Под плакучею ивою памятник.
Свет немеркнущий словно струит
Он – вознёсшийся ввысь, белокаменный.

Сердце снова дорогу торит
К вам, под ивой плакучею спящие,
С вами снова оно говорит
Каждым словом и нотой щемящею…

Из сборника переводов из лирики Хевонда Наирьяна «Зурна» (Ростов-на-Дону, «МП Книга», 1998)
и книги стихов и переводов «Мы из древнего града Ани» (Ростов-на-Дону, издательство «Приазовский край», 1999)

Вольный расширенный перевод с армянского К. Хартавакян

______________
* В июле 1942 г. немецко-фашистскими оккупантами на западной окраине с. Чалтырь были расстреляны девять мирных жителей и один советский боец, бежавший из плена. Среди безвинных жертв были братья-близнецы Амбарцум и Хачехпар Чибичяны, 1926 года рождения. В мае 1975 года колхозом имени Шаумяна на окраине села был сооружен памятник жертвам фашизма. Автор памятника – скульптор А. Х. Джелавухов.

ОРЕЛ ЧЕРНОМОРЬЯ

Памяти Героя России летчика Сурена Тащияна*

Помним мы тебя, доблестный герой.
Храбрый наш земляк, ты отринул страх,
Над морской волной вёл неравный бой.
Сын донских армян, жить тебе в веках!

Жизнь ты не щадил, Родину любил –
Черноморье, Крым, вольный край донской.
Подвиг твой, Сурен, край наш не забыл,
Сына Наири увенчав звездой!

От тебя везде лютый враг бежал,
В небесах узнав зоркого орла.
Ты в огне атак смело побеждал,
Над родной землёй распахнув крыла.

Слава о тебе по сей день гремит,
Отдан в честь твою огненный салют,
Волн морских прибой о тебе шумит,
Песню о тебе соловьи поют.

Образ твой хранить будем мы в сердцах,
Над селом родным ты орлом парил.
Имя смельчака – всюду на устах,
Вечным ты огнём душу опалил.

Из сборника переводов из лирики Хевонда Наирьяна «Зурна»
(Ростов-на-Дону, «МП Книга», 1998)
и книги стихов и переводов «Мы из древнего града Ани»
(Ростов-на-Дону, издательство «Приазовский край», 1999)

Вольный перевод с армянского К. Хартавакян

_______________
* Сурен Амбарцумович Тащиян (1919 – 1943), уроженец с. Чалтырь, бесстрашный лётчик-истребитель. Сбил 12 вражеских самолётов, в том числе и командующего ВВС Крымской группы немецких войск генерал-лейтенанта фон Руппе. В неравном бою со звеном фашистских истребителей 25 сентября 1943 г. был сбит над Чёрным морем. Звания Героя России удостоен в 1995 году посмертно.
     О лётчике Сурене Тащияне написано много статей и стихов, его именем названа улица в родном селе. На строки стихотворения  «Орёл Черноморья» (армянский оригинал и перевод на русский) чалтырским музыкантом Хукасом Торосовичем Гадзияном сочинена песня, исполняемая Григорием Егияевичем Гонджияном, уроженцем села Чалтырь, бывшим солистом Ереванского государственного театра оперы и балета имени А. Спендиарова, вместе с народным ансамблем донских армян «Ани» под руководством Григория Хатламаджияна (хормейстер – Варсеник Баян).

*  *  *
Ты — святая земля, Севастополь.
Я иду по твоей мостовой,
И шумишь мне своею листвой,
Словно ввысь устремившийся тополь.
На проспектах твоих с полуслова
Узнаю тебя снова и снова.
Каждый камень здесь будто святыня.
Без тебя же и море — пустыня.
Ах, как помню я юность с тобой.
Буйно бился о пристань прибой.
И душою свыкался я с ним.
Севастополь — мой Иерусалим.
Ты — маяк моей Родины в море.
Только Бог победит тебя в споре.

Перевод с армянского К. Русиневича

МОРЕ ЗОВЕТ

Когда-то был и я на «ты» с норд-остом,
Шел курсом на Босфор и Гибралтар…
Забыть о флотской юности непросто,
Хотя сегодня я годами стар.

В морском бушлате не хожу давно я,
Но до сих пор прибой в душе поет,
И часто я не ведаю покоя,
И море снова вдаль меня зовет,

Пускай давно я к суше пришвартован
И вижу волны только лишь в мечтах,
Пускай я «бросил якорь» под Ростовом,
Но море будет жить в моих стихах.

Перевод с армянского В. Хрущева

ЗА ТЕХ, КТО В МОРЕ

Я давно живу в степных краях.
Годы на плечах — тяжелым грузом.
Где ты, служба флотская моя?!
Где ты, крейсер юности «Кутузов»?!

Помню, как входила буря в раж,
Как волна хлестала грозной лавой.
Был моей семьею экипаж,
Был моим кумиром боцман бравый…

Поднимаю я за тех стакан,
Для которых даль морская свята.
Встретится мне флота ветеран,
Крепко обниму его, как брата.

Перевод с армянского В. Хрущева

*  *  *
Над моим босоногим детством
В дыме взрывов прошла война,
И досталась от них в наследство
Очень ранняя седина.

О, как Зло нас, ребят, кромсало,
Души наши в полон брало!
Но Мечта в нас не угасала,
И Добро по жизни вело…

Славлю песней солдат России, 
Славлю вечно их подвиг святой!
У меня на руках росинка
Негасимою светит звездой…

Все, что было, останется с нами –
Память прошлое сбережет.
Только сердце… Оно — не камень.
В нем — осколок из детства жжет.

Перевод с армянского Г. Сухорученко

О Р Т А Л А Н
(Фрагменты из поэмы)
Из главы 2

Двадцатый век один да будет мне судьёй.
Но он, суровый, беспристрастный, на исходе.
А сколько родичей ушло за окоём?!
Их имена не позабудутся в народе.

Две мировые и гражданская война,
И всех врагов жестокосерднее фашисты.
Они нахлынули, как чёрная волна,
Но сгинули, ушли февральским утром мглистым.

Их победили современники мои,
Любившие свою страну родную свято.
Ах, где вы ныне? Где, родные вы мои?
На чьей земле вы стали статуей, ребята?

Со всей России миллионы павших вас,
И тысячи бойцов – посланцев Орталана.
Как мне забыть солдат-героев, спасших нас?
Их жизнь цветущая оборвалась так рано…

3

По берегам речушки нашей
Брожу и вспоминаю вновь
И тех, кто проливал здесь кровь,
И кто зерном засеял пашню.

Кто дерева любя взрастил,
Украсив мирное селенье,
Чтоб в пору вешнего цветенья
Бутоны персик распустил.

Здесь каждый кустик мне знаком
И облюбован каждый камень,
Покрытый мхом, хранящий память
О незабвенном, о былом…

Вольный расширенный перевод с армянского К. Хартавакян 

*  *  *
Я помню вас, Торос, Дртад, Грикор* –
Погибшие поэты-чалтырчане.
Я с детских лет запомнил строгий взор
И ласку ваших рук, шаги в молчанье…

Вы в смутном сне, туманном далеке
Из памяти всплываете порою,
Перо знакомо держите в руке –
Поэты, мужества певцы, герои.

За Родину погибли вы в боях,
Но, устремясь в родимое селенье,
Воскресли в наших думах и стихах,
В сердцах живущих ныне поколений.

И ваши песни гордые – звенят,
Хотя они поныне недопеты,
И строчки, словно выстрелы, гремят,
Пронзая нас, погибшие поэты.

Вы дружбу прославляли, отчий край,
Гордились величавою Россией…
Встречая каждый свой победный май,
Она скорбит о каждом павшем сыне.

Мы помним вас, Торос, Грикор, Дртад –
Погибшие поэты-чалтырчане.
Превыше громких слов похвал, наград –
Людская память, скорбное молчанье…

Из сборника переводов из лирики Хевонда Наирьяна «Зурна»
(Ростов-на-Дону, «МП Книга», 1998)
 и книги стихов и переводов «Мы из древнего града Ани»
(Ростов-на-Дону, издательство «Приазовский край», 1999)

Вольный перевод с армянского  К. Хартавакян

_______________
*Торос Вагуни (Хартавакян), Дртад Чибичян, Грикор Даглдиян – талантливые молодые поэты, собиратели фольклора из села Чалтырь, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны. Входили в литературный кружок Чалтырской СШ № 1, руководимый А. Ш. Килафяном, печатались в райгазете «Коммунар». В послевоенные годы их стихи на армянском языке включены в машинописные альманахи «Чалтырь-1» (1969 г.) и «Чалтырь-2» (1995 г., орган литстудии имени Рафаэла Патканяна).

БАГДАСАР АКОПЯН

ПАМЯТИ ГЕРОЕВ

Светлой памяти отца – Петроса Акопяна*

*  *  *
И снова солнце майское сияет,
И вновь наряды деревца сменяют!..
Лишь вы недвижны в сне своём глубоком,
Герои, павшие в бою жестоком.

Запели птицы, солнце землю греет,
Отчизны знамя блещущее реет…
И вы, герои славные Отчизны,
Шагайте с нами по дорогам жизни!

Вы беззаветно Родину любили,
Коварного врага вы победили.
Земля священна, на замке граница.
Пусть вам, отцы, спокойно, мирно спится.

Объяты сном глубоким, вечным сном вы,
Но ваши голоса – услышим снова.
Опять весна!.. Пройдя победным маршем,
Уйдете под покров зелёных пашен,
Герои павшие, бессмертные вы наши!..

(Из книги стихов и переводов «Мы из древнего града Ани»;
Ростов-на-Дону, издательство «Приазовский край», 1999)

Вольный перевод с армянского К. Хартавакян

_________________
*Багдасар Бедросович Акопян – поэт из села Несветай Мясниковского района Ростовской области, член литературной студии имени Рафаэла Патканяна, пишет на литературном армянском языке. Его оригинальные стихи и переводы печатаются в газете «Заря» (бывшая «Заря коммунизма») Мясниковского района. Переводы на русский язык, выполненные ростовским писателем Константином Бобошко, опубликованы также в альманахе «Южная звезда» (выпуск 1999 г.), в газете «Нахичевань-на-Дону».

КНАРИК ХАРТАВАКЯН

ГЕРОЯМ  ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Герои  сражений, воспеть вас – долг мой:
Свершили вы подвиг невиданный свой.
Блестят на груди ордена и медали,
И снова медаль юбилейную дали…

Но вы воевали не ради наград,
В боях отстояли Москву, Ленинград,
Отбив у врага города и селенья,
Исполнили маршалов славных веленья.

«Ни шагу назад!» – для солдат был приказ
У волжской твердыни,  у трасс на Кавказ…
Исполнен приказ был бойцом, командиром,
Кто ныне так горд завоеванным миром,

Кто, взяв и Берлин, и Варшаву, и Прагу,
Явил всему миру бесстрашье, отвагу,
Кто носит по праву свои ордена,
Кто внукам и правнукам дал имена…

Но мы не забудем вовеки и павших,
Во имя Отечества жизни отдавших.
С почтением  вспомнится каждый герой
За Родину вставший в сраженьях горой…

В день майский цветы мы им снова приносим
И клятвы  торжественные произносим:
Любить, как  они, дорогую Державу
И множить её вековечную славу! 

18 февраля 2005 года, 5 мая 2009 года,  с. Чалтырь.

В ТОТ МАЙСКИЙ ДЕНЬ

В зелёном буйстве мая – крапинки тюльпанов,
Те капельки смыкаются в букет –
И будто кровь, сочась из вновь отверстой раны,
Струится долгой вереницей лет.

Тот алый цвет, сливаясь в реки алы,
Расплещется в разливах-площадях,
Волною огибая пьедесталы,
Уляжется венками на камнях.

Заполыхают имена и даты,
Под звуки маршей душу обожгут.
Присяжные – и судьи, и солдаты –
Свой разговор извечный поведут,

В годину смут, разгула эгоизма
Провозгласив незыблемость идей
Всей жертвенностью сердца, героизмом
Любвеобильность расточающих людей.

Те павшие, нам завещая жизни
И молодость свою на долгий век,
Нас поучают, из глубин Отчизны
Предпосылая огненный завет.

Взметнётся он и факелом бессмертья,
И пламенным цветком из-под земли,
Нас призывая: «Люди, не изверьтесь!
И помните, что мир мы сберегли!»

… Сражённые умолкнут вновь до срока,
Иссякнув, обескровясь за весну,
Цветок к цветку улягутся к востоку –
И Вечность отзовёт бойцов ко сну…

Грядущий май даст вновь им пробужденье.
Не раз, презрев и тленье, и покой,
Прорвутся души их из плена отчужденья,
Чтоб сердце нам омыть святой слезой.

И воины пройдут под звуки маршей,
Чтоб встретились мы с совестью своей
В тот майский день поминовенья павших,
Бессмертье обретающих людей!

(Из книги «Мы из древнего града Ани»,
Ростов-на-Дону, «Приазовский край», 1999)

У МЕМОРИАЛА СЛАВЫ В ЧАЛТЫРЕ

Сквер многолюдный снова опустел,
Закат сквозь ветки полыхает ало.
Я вновь стою у иссечённых стел,
У Славы воинской мемориала…

Огонь высвечивает имена
Сородичей, погибших за Отчизну,
В те грозные, лихие времена
За счастье наше заплативших жизнью.

Вот имя негасимое  Давид
В прикрытии оставленного дяди,
И перед взором вновь геройский вид 
Бойца, погибшего собратьев ради!

Он прикрывал товарищей отход,
Домой кисет отправив в час последний…
Стареют сверстники из года в год,
А он – навек восемнадцатилетний!

В степи Самбекской он обрёл приют,
На Миус-фронта рубежах кровавых.
Но близкие его вновь узнают
Среди имён мемориала Славы…

Двадцатилетним пал в бою Торос
Двоюродный мой дядя, стихотворец.
Строками пламенными в память врос
Отчизны патриот и ратоборец.

Погиб в Крыму цветущею весной
Он, так любивший Родины просторы.
Встань, оживи, Торос, и песню спой,
Чтоб встретились с твоим родимых взоры!

Пусть оживёт с тобой и брат Кероп,
Расстрелянный врагами в Таганроге,
Брат Гарегин, избрав одну из троп,
С тобой и с нами встретится в дороге…

О, сколько, сколько дорогих имён
Бойцов, ушедших в небыль в лихолетье.
Пусть в списки павших каждый занесён, – 
Он, в памяти живя, обрёл бессмертье!

Он пролагает сквозь века свой след,
Хоть грудь его пронзил жестокий ворог,
И, сколько б ни минуло долгих лет,
По-прежнему любим, лелеем, дорог.

Всё ждут солдата родичи домой –
Огнём не опалённым, невредимым,
Несут ему цветы – весной, зимой,
Взор обжигая именем родимым. 

…Цветы под именами земляков,
В подножии у стен Мемориала,
И – вереницы вечных облаков,
Закат сквозь ветви всполыхавший ало.
Февраль 2005 года, с. Чалтырь.

БЕЗЫМЯННЫЙ СОЛДАТ

(Песня)**

Светлой памяти дяди –
Давида Вартевановича Хартавакяна*
и всех земляков, погибших
на Миус-фронте и Самбекских высотах

Он погиб у невзятой высотки,
Тот безусый солдат-паренёк.
Кареглазый он был, звездоокий,
Дом его был отсюда далёк.
Он упал под огнём пулемёта,
Не успев даже слова сказать.
Его чуб был ветрами размётан,
И незряче смотрели глаза…

Алой кровью окрасились склоны –
Та высотка была им взята.
И предсмертным не выдал он стоном,
Как душе его больно взлетать.
Но взлетела душа, воспарила
Над победною той высотой;
Ликовала она, говорила,
Не поверженная немотой.

И звучало «Ура!» громогласно.
Гнал врага дальше в степь батальон.
Лишь остался лежать кареглазый,
И не найден его медальон.
Кто ты, чей ты, солдат безымянный?
Где далёкий родимый твой дом?
Ты остался навек безымянным,
Но взыскующий взгляд твой знаком.

Обращённый к далёким потомкам,
Вновь тревожит он совесть людей,
За которых погиб звездоокий…
Чей же сын он? Возлюбленный чей?
Кто ты, чей ты, солдат безымянный?
Где далёкий родимый твой дом?
Ты остался для нас безымянным,
Но взыскующий взгляд твой знаком…

(Из книги «Мы из древнего града Ани»,
Ростов-на-Дону, «Приазовский край», 1999)
_____________________
* Давид Вартеванович  Хартавакян (29.12.1924 – 1943) – уроженец села Чалтырь, учился в школе № 11, затем в Чалтырской средней школе № 1. После школы трудился в колхозе. Как и сотни других молодых земляков-мясниковцев, был мобилизован для пополнения советских войск, ведущих кровопролитные бои на Миус-фронте и ближнем Самбек-фронте, недалеко от портового приазовского города Таганрога. Погиб там геройски в восемнадцатилетнем возрасте, оставшись добровольно в прикрытии во время отхода однополчан с позиций. Спасая жизни товарищей, в том числе из своего села, района, пожертвовал своей нерасцветшей жизнью, передав через односельчан для матери вышитый ею кисет. Поскольку медальон его не был найден, боец считался пропавшим без вести, как значится до сих пор и в списках райвоенкомата.
** Песня на эти слова, по мелодии автора стихов, сочинена чалтырским музыкантом, певцом и композитором Арутюном Хатламаджияном.

НА САМБЕКСКИХ ВЫСОТАХ

Светлой памяти дяди –
Давида Вартевановича Хартавакяна*
и всех земляков-дончан, погибших
на Миус-фронте и Самбекских высотах

Под свет прожекторов, слепящих яро,
Как под прицельным вражеским огнём,
Взять высоту подмостков-крутояра
И праздничным, и поминальным днём…

Приветствовать вернувшихся с Победой,
Стихом в сраженьях павших помянуть,
Веленье Божье слыша «Боль поведай»,
С пути их истин вечных – не свернуть!

Не осквернить безверьем идеалы
И не отречься от чистейших душ,
Не рушить фальшью статуй пьедесталы
Под фейерверк, салют, бравурный туш…

Подставив сердце – ветру ли, шрапнели,
Возвысить голос в песнь, речитатив
И чуять: души павших в нём запели,
С ним слился трепет слёзы льющих ив.

Он, мелодично-звучный и упругий,
Как будто реет птицей над людьми,
Чьи деды, дяди или братья, други
На склонах этих полегли костьми.

Здесь, на кровавых рубежах Миусских,
Здесь, у Самбекских вздыбленных высот,
Сражалась рать парней – армян и русских,
Устлавши твердь земли за взводом взвод.

… Лавины поднимаемых в атаки
Шли под огонь – косил их пулемёт,
Сражали снайперы их, мяли танки, –
Но шли к высоткам, выкрикнув: «Вперёд

Коль застилали склоны и лощины –
Из ближних сёл армянских смена шла;
Юнцы прощались с жизнью, не мужчины,
Боль матерям, невестам сердце жгла…

Хоть ждали в сёлах «без вести пропавших»,
Коль не сыскался в битвах медальон…
Десятки тысяч юных, жизнь отдавших,
Чья кровь стекла в Самбек, Миус и Дон!

Здесь, на Миусских рубежах кровавых,
Здесь, на холмах самбекских и полях,
Не молкнет гром боёв святых и правых,
Дождь слёз блестит на ивах, тополях…

Но, не расслабив голос горьким плачем,
Стою над кручей – жгут прожектора.
В моём ли гласе, что переиначен,
Тысячекратное звучит «Ура!»?

Бойцов ли души мощь свою придали,
Подняв над высотою на крыла?..
И, оглашая внемлющие дали,
Я доблести их нотки обрела.

Тугие силы влили в меня ветры,
Сердец отважных укрепила мощь…
Вещать бы правду их – на километры,
Бессмертья факел их неся сквозь дождь,

Плывя сквозь дали и летя на крыльях –
С обретшими бессмертье под крыла,
Умножив и соединив усилья, –
Чтоб вечной память о бойцах была!

Чтоб на извечных рубежах державных,
У покорённых выспренних высот,
Не молкла песня о героях славных,
Достойных гимнов, и баллад, и од.

30 августа 2007 г., 2 сентября 2007 г.
Самбекские высоты – с. Чалтырь.

*   *    *

Светлой памяти чалтырских поэтов, погибших
на фронтах Великой Отечественной войны, –
Мелкона Тащияна,Тороса Хартавакяна (Вагуни)*,
Трдата Чибичяна, Грикора Даглдияна

Среди жертв, опалённых Второй  мировой,
Есть собратья мои – стихотворцы.
Став на поле сражений травой-муравой,
Вечно юны бойцы-ратоборцы.

Снова высланы парни в надёжный заслон
На просторы любимой Отчизны
И врагам не сдадутся трусливо в полон,
Не щадя ради Родины жизни…

Стихотворцы, собратья мои по перу,
Вы на ветер слова не бросали.
Умирали от пуль на студёном ветру –
Так же храбро, как в строфах писали.

Вы, рифмуя, не ведали фальши и лжи,
Вашим душам они не знакомы.
Вы за правое дело погибли – во ржи
Иль в окопах, далёких от дома.

Ожидали вас мамы в селенье родном,
Ожидали невесты и сёстры.
Но на запад вы шли, отдаляли ваш дом
Фронтовые нелёгкие вёрсты.

Не дождался сынов дорогих отчий край,
Даровитых сынов, голосистых…
Вам велеть бы: «На лире, зурне заиграй!»
Вас прижать бы к груди, сердцем чистых!..

Но объяла сыночков родная земля,
Что простёрлась от моря до моря.
Лишь стихам вашим звонким, собратья, внемля,
Воскрешу вас на миг, с роком споря.

Воскрешу, заведя вновь о вас разговор,
Засмотревшись на светлые лики,
Встретив снова взыскующий, праведный взор,
Осознавши ваш подвиг великий!

Среди жертв, опалённых Второй мировой,
Вы всех ближе, дороже, собратья.
Шелестите весенней листвой и травой –
Вам внимаю опять я!..

20 февраля 2005 года, с. Чалтырь      
______________________
*Торос Вагуни (Хартавакян), Дртад Чибичян, Грикор Даглдиян – талантливые молодые поэты, собиратели фольклора из села Чалтырь, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны. Входили в литературный кружок Чалтырской СШ № 1, руководимый А. Ш. Килафяном, печатались в райгазете «Коммунар». В послевоенные годы их стихи на армянском языке включены в машинописные альманахи «Чалтырь-1» (1969 г.) и «Чалтырь-2» (1995 г., орган литстудии имени Рафаэла Патканяна).

ОТВЕТЬ, ТОРОС!..*

Загадочный, мучительный порой вопрос:
Где твой архив, творения твои, Торос?
Ищу ответ в плену взыскующего взгляда,
Твоих очей, геройской смертью павший дядя.

Проживши на земле лишь двадцать кратких лет,
Ты в памяти людской оставил яркий след.
Отчизны патриот и стихотворец-воин.
Ты был хоть тонкой книжицы вполне достоин.

Но потерялся рукописный твой архив,
Безвестно где в неведенье храним…
Исчез ли, сгинул он, завистником присвоен,
Когда о виршах вспоминал ты перед боем?

Или поздней изведена тетрадь стихов,
Когда солдаты одолели рать врагов?..
Но ты – погиб, под Симферополем иль Керчью.
Не насладился жизнью, песней, речью!..

Недописав, недособрав армян фольклор,
Обрёл покой ты средь долины Крымских гор.
… Весна была, ручьи безумолчные пели, –
Ты принял смерть в цветущем, ласковом апреле.

Беду почуяв, плакали в селе сестра и мать,
Не в силах ручейки горячих слёз унять.
А на фронтах войны сражались где-то братья,
Не всем им суждено под отчий кров собраться…

И в годы мира их нещадный рок унёс.
Ни Гарегин, Кероп, Агоп, ни Хазарос
Поведать не смогли в печальные мгновенья, 
Где обиталища твоих стихотворений.

Загадочный для всей большой родни вопрос:
Где сотворённое тобой, – скажи, Торос?!
Ищу ответ в плену взыскующего взгляда,
Солдат умолкнувший, мой стихотворец-дядя.

Отчизны патриот и пламенный поэт,
Ужель твоих стихов на целом свете нет?..
Я в поисках ответа обошла б полмира,
Но мне ответит несмолкающая лира.

Заговорит она, когда настанет срок,
Чтоб воскресить, озвучить сотни твоих строк.
И слышавший – узнает в них перо Тороса,
ТОРОСА ВАГУНИ – бессмертного Тороса!

(Из книги «Мы из древнего града Ани», Ростов-на-Дону, «Приазовский край», 1999)                             
_______________________
* Торос Маргосович Хартавакян (1921 – 1942) — выпускник Чалтырской средней школы № 1, где был старостой литературного кружка, основанного преподавателем армянского языка и литературы Агароном Шагеновичем Килафяном. Талантливый стихотворец, юный фольклорист, публицист, печатался в районной газете «Коммунар». Автор патриотических стихов и пейзажной лирики, разножанровых статей, активный общественник. В мае 1941 года, будучи ещё школьником, стал участником ВДНХ (павильон «Печать»). Участник Великой Отечественной войны. Весной 1942 года геройски погиб в боях за полуостров Крым.
     Рукописи стихотворений Тороса Хартавакяна, а также записи собранных им в сельской округе образцов фольклора армян Дона почти не сохранились. В послевоенные годы стихи Т. М. Хартавакяна (псевдоним – Вагуни) на армянском языке, взятые из подшивок райгазеты, включались в машинописные альманахи «Чалтырь-1» (1969 год, подготовлен школьным литкружком Х. О. Кристостуряна) и «Чалтырь-2» (1995 год, подготовлен основателями и членами литературной студии имени Рафаэла Патканяна).

ДОВОЕННАЯ ФОТОКАРТОЧКА

Торосу Вагуни-Хартавакяну* –
поэту, воину, дяде…

О чём ты задумался, юноша строгий,
Что встало пред взором пытливым твоим?
Армянских ли гор непокорных отроги
Ты видишь, тоскою неясной томим?

О чём ты печалишься, юноша грустный?
Что грёзы – далёко, а близь не красна?..
Тома под рукою – экзамен ли устный
На днях принимает у парня страна?

О чём замечтался ты, юноша пылкий –
О славе, геройстве, девичьей красе?..
Возлюбленной сердце в стихах приоткрыл ты 
Иль завтра навстречу шагнёшь по росе?

… Наутро же дикторы в рупор вещали,
Что ринулся враг вероломный в твой дом.
И вот по повестке явился с вещами,
На фронт ты уехал сражаться с врагом.

Нещадно ты бился, о виршах забывши,
Но, истосковавшись уже по перу,
Сберечь рукописную книгу, зарывши,
Просил в «треугольничках» мать и сестру.

Пал смертью геройской ты в схватке неравной,
Но в памяти – жив, и на фото – живой!
Тот снимочек старый, желтеющий, рваный
Бессонную ночь скоротает со мной.

… Застегнута наглухо косоворотка,
Зажато перо в напряжённой руке…
Ах, юноша нежный!.. Твой век-то короткий –
Нет завтрашней даты в твоём дневнике.

Но день этот солнечный длится пусть, длится!
А ночи июньские – будут тихи,
И юноша вдаль, замечтавшись, глядится,
И светлые думы прольются в стихи!..

(Из книги «Мы из древнего града Ани»,
Ростов-на-Дону, «Приазовский край», 1999)
________________________
* Торос Маргосович Хартавакян (1921 – 1942) — выпускник Чалтырской средней школы № 1, где был старостой литературного кружка, основанного преподавателем армянского языка и литературы Агароном Шагеновичем Килафяном. Талантливый стихотворец, юный фольклорист, публицист, печатался в районной газете «Коммунар». Автор патриотических стихов и пейзажной лирики, разножанровых статей, активный общественник. В мае 1941 года, будучи ещё школьником, стал участником ВДНХ (павильон «Печать»). Участник Великой Отечественной войны. Весной 1942 года геройски погиб в боях за полуостров Крым.  
     Рукописи стихотворений Тороса Хартавакяна, а также записи собранных им в сельской округе образцов фольклора армян Дона почти не сохранились. В послевоенные годы стихи Т. М. Хартавакяна (псевдоним – Вагуни) на армянском языке, взятые из подшивок райгазеты, включались в машинописные альманахи «Чалтырь-1» (1969 год, подготовлен школьным литкружком Х. О. Кристостуряна) и «Чалтырь-2» (1995 год, подготовлен основателями и членами литературной студии имени Рафаэла Патканяна).

ОТ МАЙСКИХ САЛЮТОВ ДО ЗАЛПОВ ИЮНЯ

От майских победных салютов до летних раскатов
Грозы, что напомнит начало священной войны,
Нас память мытарит, веля нам воздать долг солдатам,
Хоть вроде пред воинством этим у нас нет вины.

Но совесть нас мучит, и взоры нам жгут кинокадры,
Горячие слёзы текут, застилая нам взгляд,
И видятся нам взрывы бомб, гибель войска, эскадры,
И – павшие в очи взыскующе-строго глядят…

И сердце сжимается: невосполнимость утраты
Для тех, кто дождаться не смог иль мужей, иль сынов,
Становится вновь ощутимой под взрывы-раскаты
И залпы салютов, не смявшие мир наших снов.

… Да, мирная жизнь ради нас завоёвана  в сече,
Но, жертвы принявших, нас мучает совесть досель:
Держава разрушена, братство распалось, фальшь в речи
Проникла, звуча в них и в будний, и в праздничный день.

И глаз мы не смеем поднять пред седым ветераном,
Победу добывшим, хранящим несломленный дух,
И стан распрямившим назло растревоженным ранам,
Рыданьям-слезам не позволившим вылиться вслух…

В сердцах победителей-воинов – горечь и гордость,
А в наших – смятенье: добытое в битвах сберечь
Не в силах мы были, хоть вечный пример – духа твёрдость –
Пред нами, коль знамя взалеет над крепостью плеч.

Рей, Знамя Победы, ликуй, ветеранское сердце!
Потомки, воздайте с Победой вернувшимся честь,
Чтоб вера – на верность растущих смогла опереться,
Чтоб в долгих годах седовласых Май вечно мог цвесть!

12 мая 2009 года, с. Чалтырь.

ЮБИЛЕЙ ПОБЕДЫ

И вновь настал он, юбилей Победы – 
Столь славный  и  достойный юбилей!
Мир  отстояли  и отцы  и  деды,
Чья седина с годами всё белей,

Чьи глубже бороздящие морщины
На дорогих овалах мудрых лиц,
Чья храбрость, коею горды мужчины,
Остановила гитлеровский  «блиц»,

Чьи руки метко по врагу стреляли,
Чьи рати прошагали пол-Земли,
Берлин, и Будапешт, и Вену взяли,
Народам мир, свободу принесли…

Чьи не дают в ночи покоя раны,
Чья память вновь охвачена огнём…
Бойцы войны великой, ветераны,
Вас поздравляем  мы с победным днем!

Вновь станьте в строй в день славный юбилея:
Цветущий май желанный наступил!
Знамёна развеваются, алея,
Вам придавая бодрости и сил.

Пускай посмотрят правнуки и внуки
На вашу поступь и геройский вид.
Ликуя и скорбя, под маршей звуки
Пройдите вновь, как долг вам повелит.

Пусть блещут ордена, медали звоном
Пусть вторят музыке, что жжёт сердца,
И голубь в небе кружится бездонном,
И ваша жизнь не ведает конца!

Бойцы войны  минувшей,  ветераны,
Здоровья доброго вам, долгих лет!
Пусть подвиг ваш, заполнивший экраны,
Залогом  станет  будущих побед!

2005 год.

Из цикла «ВЗЫСКУЮЩАЯ ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ»

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ НОСТАЛЬГИЯ

Я никогда не была на войне,
Где разрываются мины, гранаты,
Но взгрохотала она и во мне,
Строфы встрочили в стихи автоматы.

Я не слыхала вне кадра свист пуль,
Вспышки ракет мне глаза не слепили,
Но вне боев за Отчизну я – нуль.
Дух мой не их ли огни закалили?!

Стержень и остов, доспех мой, броня
Крепли, не дрогнув, в сраженьях минувших.
«В дни обороны свой щит не роняй!» –
Слышатся клики навек не уснувших…

Со-вести долг безумолчен во мне,
Памяти вновь возвращаю долги я.
Полнит, хоть я не была войне,
Па-три-оти-че-ская ностальгия…

23 января 2010 года, с. Чалтырь.

Из цикла «ВЗЫСКУЮЩАЯ ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ»

*   *   *
Взыскующая память о войне…
Она терзает и ночами будит,
Накатывает исподволь, извне,
Отливом не отступит, не избудет.

Воспоминанья – за волной волна.
Но память эта не моя, а чья-то…
Мне взором вашим видится война,
Парнишки-воины, бойцы-девчата.

Ошеломлённые разрывом бомб,
В потоках крови под огнём секущим,
В боях на фронте, в теми катакомб
Являетесь вы, зримые, живущим.

…Являйте ж вновь и лица, и бои…
Что помните вы – нам не для забвенья!
Наполнивши видения мои,
Запечатлите их в стихотвореньях.

Воспоминания – за валом вал –
Пусть оживают и пред юным взором,
Чтоб и потомок вас не забывал,
Исповедальным полнясь разговором.

Исповедима ль памяти стезя?..
Что вспомнится, о том пока не знаю.
Лишь помню, что забыть войну нельзя,
И болью жгущей строки вновь пронзаю.

23 января 2010 года, с. Чалтырь.

ПОСВЯЩЕНИЕ ТРУЖЕНИЦАМ ТЫЛА

Женщинам Мясниковского района, всем
неутомимым труженицам тыла, близившим
великую Победу и возрождавшим страну, посвящаю

Землячки дорогие, в отчем Чалтыре
Вы родились, росли за годом год…
Вам гимн слагаю, труженицы-матери:
Прошли достойно вы путём невзгод.
Трудом наполнив детство не беспечное,
Со школьной распрощались вы скамьёй,
Несли не ранцы лёгкие заплечные –
Заботы бремя с бедною семьёй…
Покрывши тонкий стан с лебяжьей шеею
Суровым одеянием, платком,
В войну окопы рыли и траншеи вы,
Голодные, глотая слёзный ком.
Расстались многие с отцами, братьями,
И женихи вернуться не смогли…
Но распахнули в майский день объятья вы
Освободителям родной земли!
Её руками нежными лелеяли,
Все силы и любовь отдав сполна:
Пахали, хлеб для мирной жизни сеяли,
Чтоб возродилась из руин страна.
Вы управляли трактором грохочущим,
Прицепщицами стали  с юных лет…
Каким же мне стихом, в груди клокочущим,
Воспеть вас, чтоб в душе оставить след?!
Трудились вы на поле и медсестрами,
Заводы, фермы поднимали вы,
Прошли тернистыми земными верстами,
Но доброй удостоились молвы.
Трудами отличились вы великими –
И засияла на груди медаль…
Награды ваши солнце красит бликами,
Но, вспыхнув, слёзы застилают даль.
Ведь судьбы ваши были и трагичными,
Они – как свиток радостей и бед;
Мечтаньями несбывшимися личными
Устлали вы державный путь побед!
Вы, дочери России и Армении,
Свершили скромный подвиг трудовой,
Но, девушки суровейшего времени,
Не насладились жизнью вы с лихвой.
Бывали годы-времена столь трудными,
Не розами усыпан был ваш путь.
Сердечными словами неоскудными
Смогу ль долги и юность вам вернуть?..
Ровесницы, подруги милой матери,
Все труженицы тыла, вам – поклон!
Живите долго – и в Крыму, и в Чалтыре,
И пусть гордится вами Тихий Дон!

6-7 марта 2006 года, с. Чалтырь.

СЛУЧАЙ ИЗ МУЗЕЙНОЙ ЖИЗНИ

Открыв осторожно музейную дверь,
Находки свои показали ребята:
Патроны и пули – приметы потерь
В той страшной войне, чья история свята.

Патроны да пули… да ржавый металл –
Гранат и снарядов ревущих осколки.
И если в грудь воинов каждый влетал –
Нещадно сражал, раскалён, как иголки.

…А нынче – остыли металла куски, –
Войны, громыхавшей в селе, экспонаты.
О многом расскажут с ребячьей руки,
На бой и в землянки ведя в три наката…

 – Дом строим…железок немало в земле, –
Толкуют ребята, доставши патроны.
…Да, много – в окалине, гари, золе, –
Сокрыли поля их, древесные кроны…

Промчались года, и сменились века,
И вслед за кровавым настал двадцать первый.
Но жизнь вновь тревожна, страшна, нелегка…
Слащавая ложь успокоит ли нервы?!

Из тяжких раздумий выводит вопрос
Парнишки: «А деньги за пули дадите?»
(Ах, жалкий!.. В торгашеском мире возрос!)
– Возьмите пока сувениры, идите…

Солдаты, принявшие пули в сердца,
Навылет сражённые в битве последней,
Наверно, простят несмышлёность мальца,
Их доблесть продавшего в день этот летний.

Нет, дети лишь начали торг свой вести,
Но, жизнью своей заплатив им с лихвою,
Не встанут солдаты, чья жизнь расцвести
Не сможет уже, как ни жди их с мольбою.

Живите, потомки: заплачена дань –
За век ваш и детство весёлое ваше.
Не сгубят вас пули, ложась чутко в длань,
Взойдя на полях давних сеч – ныне пашен.

И, сбыв экспонаты – по акту иль без, –
Вольны наслаждаться вы миром беспечно:
Храни вас Господь, лей лучи синь небес!..
Щитом же над вами, чей столь тяжек вес, –
Солдаты, юнцами ушедшие в вечность!..

31 июля 2008 года, с. Чалтырь.

ОВАНЕС ТЕЛИКЯН
   
ВЫСШАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ
В родные травы пали
Под огненным дождем,
Чтоб дети мирно спали.
О жизни речь ведем.

*  *  *
В затасканных мундирах –
Вояк десятка два.
Усталых командиров
Видать в толпе едва.

И поднимались травы,
Но мяли их враги,
В пороховой отраве
Топтали сапоги.

Но травы наливались –
О, как им повезло!
А птицы заливались
Дурной войне назло!

Очнувшись от покоя,
Древа рождали гам,
А хмурые изгои
Средь них то тут, то там.

И пали б те арийцы
Под яростным огнем,
Когда со словом «Фрицы
Упали за бугром,

Успели автоматы
К плечам своим прижать
Советских два солдата…
И на курки нажать.

Уже собрались было,
Но произнес один:
«Остынь, браток, от пыла,
Чуточек погоди».

Хваленные вояки,
Катившие ордой,
Оружие без драки
Сложили чередой…

И вновь вдали раскаты –
Идет извечной бой,
Стрекочут автоматы,
Поднявшись над судьбой.

Но, хоть земля в воронках,
Весна вошла в права:
Поют пичуги звонко –
И кругом голова…

ВАДИМ МОРОЗ

*  *  *
Становится все меньше ветеранов,
Они уходят тихо, навсегда …
Ну почему их не щадит природа,
Героев, спасших села, города!?

Когда-то они были молодыми,
У каждого была своя мечта.
Они шутили, пели и любили,
Но все разрушила война.

Сегодня они старые, больные,
И вместо шевелюры – седина.
Мы любим их, для нас они родные,
И пусть не снится больше им война!

В долгу мы перед вами, дорогие,
Спасибо вам за подвиг ваш святой.
Здоровья вам, живите долго-долго.
И низкий вам от всех поклон!

Вверх страницы
 
Муниципальное бюджетное учреждение культуры Мясниковского района «Межпоселенческая центральная библиотека» (с) 2008
Некоммерческий сайт. Все права защищены.
Менеджеры и администраторы сайта: В.А. Бзезян, М.А. Явруян. Разработка сайтов: ООО "Дон АйТи"
Внимание! При использовании материалов с сайта, гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru