Сделать стартовой страницейДобавить в избранноеКарта сайта
МБУК Мясниковского района «МЦБ» 346800, Россия, Ростовская область, Мясниковский район, село Чалтырь, 6-ая линия, 6
телефон/факс (8863-49)2-34-58.
e-mail: &
На главную


Мясниковский район

История района
Территориально-географическое расположение
Символика района
Руководители района
Устав Мясниковского района
Решения и постановления
ФЗ – 131 «О местном самоуправлении»
Наименования поселений
Адресная информация
Знаменательные даты
Библиографический список

Библиотека
История
Структура
Режим работы / Контакты
Правила пользования библиотекой
Специалисту
Ссылки на официальные материалы по библиотечному делу
Услуги
Информационно-библиотечный центр
Мобильная библиотека (КИБО)
Мероприятия
Книжные выставки
Фотогалерея
Электронная доставка документов

Ресурсы
Краеведение
Электронные каталоги
Наши коллекции
Периодические издания
Медиатека
Интерактивные издания
Новые поступления
Правовое просвещение
Экологическая страница
Полезные ссылки







Заявка на комплектование библиотечного фонда






       


Карта сайта




БРЕЖНЕВ ЛЕОНИД ИЛЬИЧ

     «Время застоя“ – слова эти ныне часто можно услышать. Что за ними стоит, что они означают?
     В октябре 1964 года, к власти в Советском Союзе пришел Леонид Ильич Брежнев. Он стал первым лицом в государстве под одобрительные аплодисменты, а ушел – провожаемый откровенными насмешками. Через несколько лет после его смерти СССР стал разваливаться. Конечно, даже сейчас нельзя однозначно сказать, наследство Брежнева было тому причиной или наследники неправильно распорядились тем, что попало им в руки. Одни полагают, что Леонид Ильич довел страну до краха, другие, что любой иной на его месте нанес бы стране еще больший вред. Да, те восемнадцать лет, в течение которых Леонид Ильич Брежнев возглавлял Коммунистическую партию, были, казалось бы, годами сравнительно безбедной жизни, относительного спокойствия и достатка. На те годы пришелся расцвет международной разрядки, выразившейся в первых соглашениях об огра»ничении стратегических вооружений и в начале Хельсинкского процесса. А народ внимал с гордостью словам нашего руководителя о том, что СССР достиг наконец-то военно-стратегического равновесия с США. Это время можно назвать «золотым веком» советской истории. Ведь, несмотря на все недостатки, это время осталось в памяти народа как период стабильности, обеспеченности и уверенности в завтрашнем дне. Однако мало кто из нас задумывался тогда над ценой и последствиями этой погони за равновесием. А ведь в это время имело место замедление темпов социально-экономического развития, заметное отставание в науке и технике, провал реформ, укрепление позиций бюрократии, интервенция в Чехословакию, война в Афганистане.
     Самое странное в том, что спустя много лет люди слишком мало знают о Леониде Ильиче, не понимают, что им двигало и чего он хотел, к чему стремился не только у власти, но и в то время, когда он занимал не столь высокие посты. Ведь общеизвестно про достижения и неудачи Леонида Ильича на посту главы страны. Но мало знают про его другую жизнь, вне этого периода.

     Детство
     Леонид Ильич родился 19 декабря 1906 года в рабочей семье, в большом рабочем поселке Каменском под Днепропетровском. «Что можно еще сказать о своем происхождении? – писал Леонид Ильич, – родословных рабочие семьи, как известно, не вели. Отец, Илья Яковлевич Брежнев, поступил на завод в 1900 году. Он пришел сюда из Курской губернии, из деревни Брежнево Стрелецкого уезда. Землю ценили, защищали, берегли, веками поливали ее и потом и кровью. Вот и все, что известно о моей родословной».

Наталия Денисовна Мазалова (1886 — 1975)


 
Илья Яковлевич Брежнев (1874 — 1930)

     У Леонида были еще брат Яков и сестра Вера. В поселке были две православные церкви, католический костел, лютеранская кирха и еврейская синагога. Это был пролетарский район, но к юго-западу от поселка, в «Верхней колонии», был совсем иной мир: стояли двухэтажные, просторные, благоустроенные дома администрации завода. Люди, которые там жили, были не чета рабочим. В семье Брежневых всегда царило согласие, никто ни на кого не кричал, и дети росли в благоприятной обстановке. Брежнев писал: «Отец был человек сдержанный, строгий, нас он не баловал, но, сколько я помню, и не наказывал никогда.
     — Если уж ты обещал, то держи слово, – говорил мне отец. – Сомневаешься – говори правду, боишься – не делай, а сделал – не трусь. Если уверен в правоте – стой на своем до конца. Так он в сам поступал, слова у него не расходились с делом».
     Родители, в отличие от большинства рабочих, хотели дать детям образование. От матери Леонид Ильич унаследовал общительность, интерес к людям, умение встречать трудности улыбкой. Пролетарское происхождение Брежнева не помешало ему стать общенациональным лидером.

     Долгая дорога к власти
     Семья Брежневых переехала в Курскую область, на родину отца после того, как закрылся завод в Каменском. В 1923 году Леонид Брежнев поступил в Курский землеустроительно-мелиоративный техникум. В техникуме его приняли в комсомол. В техникуме изучались серьезные предметы – геодезия, геология, почвоведение. Леонид благополучно переходил с курса на курс. Но большого интереса к учебе не питал. «Его знания не отличались глубиной. Не случайно он не любил разговоров на теоретические темы, относящиеся к идеологии и политике». Окончив техникум в 1927 году, молодой специалист поработал землеустроителем в Грайворонском уезде Курской губернии и получил назначение на Урал, сначала на Михайловский завод, затем в Бисертский район.
     В 1928 году Брежнев женился на Виктории Петровне Денисовой. Она была моложе на год, закончила 9 классов и поступила в Курский медицинский техникум. С Брежневым они познакомились на танцах в общежитии. Виктория Брежнева получила диплом акушерки, но почти не работала, а все время посвящала дому и мужу, позже и детям.

     Семья обосновалась под Свердловском, там у них родилась дочь Галина и сын Юрий. В этот период жизни Брежнев полюбил охоту, с этим увлечением не расставался в течение всей жизни. В 1929 году Леонида Ильича избрали в Бисертский районный совет депутатов трудящихся и поставили заведовать земельным отделом, потом утвердили заместителем председателя райисполкома. Задача Брежнева состояла в том, чтобы передать земли, отобранные у кулаков, беднякам. Эти годы позволили ему впоследствии уверенно говорить о том, что он знает сельское хозяйство и проблемы деревни. «При нарезке земель мы последовательно проводили классовый принцип, стремились ограничить, потеснить к худшим угодьям кулака и помочь бедняку». В 1929 году Брежнева приняли на бюро Бисертского райкома КПСС и командировали в Зуевский сельсовет для проведения отчетно-проверочной компании, создания страхсемфонда и партийной учебы. 13 февраля 1930 года Брежнев был утвержден заведующим окружным отделом землеустройства Свердловского окружного земельного управления, 20 февраля его перевели на работу в Свердловск.
     В сентябре 1930 года Брежнев отправился в Москву поступать в Институт сельскохозяйственного машиностроения имени Калинина. Но жить в Москве с семьей было негде и не на что. Он бросил институт, и в 1931 году Брежневы перебрались обратно в Каменское, где Леонид Ильич нанялся слесарем на завод и поступил на вечернее отделение металлургического института имени Арсеничева в Днепродзержинске. «Институт, – как выразился потом помощник Брежнева Голиков, – был не ахти какой». Леонид Ильич выбрал вечернее отделение, да не столько учился, сколько пошел по общественной линии, так что образование он получил весьма относительное. В 1931 году его приняли членом ВКП (б).
     Он еще учился, а уже 20 марта 1933 года молодого, активного коммуниста назначили директором Каменского вечернего металлургического рабфака, который со временем преобразовали в техникум. В многотиражной газете завода имени Дзержинского «Знамя Дзержинки» писали: «Я не могу себе представить, откуда у этого человека столько берется энергии и трудоспособности. До последнего месяца он работал директором вечернего металлургического рабфака. Нагрузка большая и тяжелая. Он же учился в нашем институте, он же – лучший группарторг… И он же лучше всех на курсе защитил свой дипломный проект!..».
     Почти через 30 лет на президиуме Никита Сергеевич Хрущев стал говорить, что не нужно всеобщего среднего образования. Брежнев тут же поддержал Хрущева: «Я считаю, что этот вопрос решается с политической точки зрения, и в этом плане приобретает особую ценность мысль товарища Хрущева по вопросу о том, чтобы люди приобщались к труду. Я хотел бы подтвердить это примером своей семьи, показать это на примере своем, своего брата и сестры».
     6 октября 1935 года был призван в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Ему тогда уже было 29 лет. Брежнева отправили в Забайкальский военный округ служить срочную службу, но Брежнев добился, чтобы его направили курсантом в Читинскую танковую школу. Брежнев получил назначение политруком танковой роты 14-го механизированного корпуса Дальневосточного военного округа. Удивительно, что Леонида Ильича так быстро отпустили из армии. В октябре 1936 его уволили в запас. Уже в ноябре его назначили директором Днепродзержинского металлургического техникума. Массовые репрессии открыли молодому человеку с рабочим прошлым и армейской закалкой дорогу к большой карьере. В мае 1937 года его утвердили заместителем председателя исполкома Днепродзержинского горсовета по строительству и городскому хозяйству. В горисполкоме он проработал всего год, его перевели в областной центр. Брежнева поставили заведовать отделом советской торговли Днепропетровского обкома. Торговлей он никогда не занимался, но это было время, когда на такие мелочи никто внимания не обращал. 7 февраля 1939 года Брежнева избрали секретарем Днепропетровского обкома по пропаганде. Повышение было приятным, но идеологическая работа ему никогда не нравилась. На его счастье, идеологическим секретарем он пробыл недолго, Брежнева поддерживал Грушевой, с которым они вместе учились в металлургическом институте. Грушевой раньше начал делать политическую карьеру и быстро стал первым секретарем Днепродзержинского горкома. В январе 1939 его избрали вторым секретарем Днепродзержинского обкома. Грушевой тащил за собой Брежнева, кандидатуру Леонида Ильича одобрил и Хрущев, который  приезжал в область изучать кадры. 26 сентября 1940 года Брежнева сделали секретарем по оборонной промышленности. Назначение утвердил первый секретарь ЦК компартии Украины Хрущев. Брежнев со всей своей энергетикой взялся за дело, ему хотелось показать себя. Но началась война.

     Малая земля
     В июне 1941 Брежнев ушел в армию. Как секретарь обкома он сразу получил ромб в петлицы – присвоили звание бригадного комиссара. С 28 июня по 16 сентября он был заместителем начальника политуправления Южного фронта. Командующий Малиновский успешно провел Барвенково-Лозовскую операцию. В списке награжденных значился и Брежнев. «За образцовое выполнение боевых заданий на Южном фронте в ходе Барвенково-Лозовской операции» ему вручили орден Красного знамени. Но после неудачи под Харьковом Южный фронт покатился назад. Началось отступление, 28 июля 1942 года Сталин подписал знаменитый приказ №  227. Виноватых в летнем отступлении 1942 года искали и в политсоставе. Лектор главного политуправления РККА полковой командир Синявский в августе 1942 проверял ход исполнения приказа №  227. Он доложил заместителю начальника ГлавПУРККА, что работники политуправления Емельянов, Брежнев, Рыбанин, Башилов «не способны обеспечить соответствующий перелом к лучшему в настроениях и поведении у работников Политуправления фронта. И другие работники подвержены в своей значительной части беспечности, самоуспокоенности, панибратству, круговой поруке, пьянке и т.д.».

     8 октября Брежнева назначили замначальником политуправления войск. Это была меньшая по значению должность. 22 декабря его наградили медалью «За оборону Одессы». Членом военного совета Черноморской группы войск был генерал Колонин. Вскоре его перевели в 18-ю армию, и он взял с собой Брежнева. 1 апреля 1943 года Леонида Ильича утвердили начальником политотдела 18-ой армии. Эта должность была пониже предыдущей. Начальник политотдела армии занимался работой политаппарата, пропагандой, печатью, ведал приемом в партию и разбором персональных дел. Иначе говоря, к военным делам отношение имел косвенное. Брежнев прибыл в 18-ую армию, когда уже шли бои на Малой земле. Эту героическую страницу истории войны в прежние годы прочно связывали с именем Брежнева. В брежневские времена от отставного генерала Ортенберга добивались, чтобы он написал о подвигах Брежнева на Малой земле, на что упрямый генерал отвечал: «Для Брежнева Малая земля была в своем роде зацепкой, он так много говорил о ней, писал, награждал, возвышал для того, чтобы хоть в малой степени иметь повод для оправдания своего „полководческого“ восхождения». Брежнев дважды побывал на Малой земле: один раз сопровождал группу московских партийных работников, в другой приехал вручать партийные билеты и награды. Военный корреспондент Сергей Борзенко писал, что сейнер «Рица», который шел из Геленджика на плацдарм, наскочил на мину. Взрывом Брежнева выбросило в море, но его в бессознательном состоянии подняли на борт, Леониду Ильичу везло, за всю войну, ни разу не был ранен. Леонид Ильич не упускал случая напомнить о себе, такие слова он писал Кагановичу, которого Сталин назначил наркомом путей сообщения:

     «Вам, дорогой мой Лазарь Моисеевич, мой горячий фронтовой привет!
     Вчера к нам в армию прибыла группа лекторов ЦК ВКП (б) во главе с тов. Митиным. Это большая помощь. Мы с тов. Митиным прибыли на Малую землю. Эта та земля, которая бригадами, организованными Вами, в феврале отвоевана у врага. Долго беседовали о боевых делах и, конечно, тепло вспоминали и ваше участие в подготовке десанта… Пишу эти строки на Малой земле. Здоровье хорошее…

Уважающий вас Л. Брежнев».

     В «Малой земле» описывается такой случай: «Этот ночной бой особенно врезался мне в память… Подбадривая себя криками и беспрерывным огнем, немцы в рост бежали к траншее. А пулемет молчал. Какой-то солдат оттаскивал в сторону убитого пулеметчика. Не теряя драгоценных секунд, я бросился к пулемету. Не помню, как долго все это длилось. Только одна мысль владела всем существом: остановить!». Кроме самого Брежнева, об этом подвиге никто не рассказывал. Но в словах генерального секретаря никто не усомнился. В деревне Ставище Коростышенского района Житомирской области стоит памятник с надписью: «Здесь в ночь с 11 на 12 декабря 1943 г. Начальник политотдела 18-й армии Л. И. Брежнев вел пулеметный огонь, отражая атаку противника».
     После освобождения Новороссийска победителей щедро награждали, Брежнев получил орден Отечественной степени I степени, 1 мая 1944-го, как и многих других командиров и политработников армии, отметили еще и медалью «За оборону Кавказа». 18-я армия участвовала так же в наступлении в 1943 году в составе 1-го Украинского фронта, которое началось 24 декабря. Соседней 38-й армией командовал будущий маршал Кирилл Семенович Москаленко (членом совета у него был Алексей Алексеевич Епишев). Тогда познакомился с соседями и Леонид Ильич, на него сильное впечатление произвел Епишев, будущий начальник Главного политического управления Советской Армии. Брежнев сделает Епишева генералом армии и будет к нему прислушиваться.
     Во время войны Брежнев жаловался старым друзьям, что его не продвигают по службе, что многие начальники политотделов армии уже получили генеральское звание, а его зажимают. Заместитель начальника политуправления Южного фронта Леонид Ильич Брежнев при аттестации стал 15 декабря 1942 года всего лишь полковником. И только 2 ноября 1944 года ему, наконец, присвоили звание генерал-майора.
     За годы войны Брежнев получил много наград, но многие из них раздавали в массовом порядке, поэтому Леонид Ильич считал себя обделенным наградами, у других на груди было богаче. Компенсировал упущенное он, став генеральным секретарем.

     Политическая карьера после войны
     Брежнев вернулся с войны в генеральских погонах. Что выгодно отличало его от просидевших всю войну в тылу других руководителей страны. Он честно прошел всю войну, хотя и не в окопах. 30 августа 1946 года на XI пленуме областного комитета Брежнева избрали первым секретарем Запорожского обкома и горкома. Приступив к работе, Леонид Ильич увидел, что в войну город был совершенно разрушен. В том числе пострадал крупнейший металлургический завод «Запорожсталь», взорвана Днепровская гидроэлектростанция. Фронтовое знакомство с Кагановичем пригодилось Леониду Ильичу и в это время. Лазарь Моисеевич с его бешеным темпераментом был крут, запросто мог снять с должности непонравившегося секретаря. К Брежневу отнесся благожелательно. К другим партийным работникам Каганович меньше благоволил, был резким и жестким, мог вспылить и накричать. Уже в июле 1990 года Лазарь Моисеевич рассказывал военному историку Куманеву: «Брежнев был довольно боевой полковник, активный. Я написал о нем Сталину… Так что Брежнева я ценил. Он разумный, толковый, спокойный, решительный человек был, и довольно активный. Я был о нем хорошего мнения…».
     Леонид Ильич поднажал, и осенью 1947 года завод заработал. Уже в октябре газеты опубликовали рапорт Брежнева и Дымщица Сталину о восстановлении первой очереди «Запорожстали». 2 декабря Брежнев за возрождение «Запорожстали» получил свой первый орден Ленина. В том же году запустили Днепрогэс. В ноябре 1947 года Каганович перебросил Брежнева в Днепропетровскую область, утвердил первым секретарем обкома и горкома. Днепропетровск Леонид Ильич застал в столь же плачевном состоянии. Восстановлением города днепропетровцы многим обязаны именно Брежневу. В 1948 году его наградили медалью «За восстановление предприятий черной металлургии Юга».
     В 1950 году Леонида Ильича Никита Сергеевич назначил первым секретарем Молдавии. Молдавская республика находилась в тяжелом состоянии. Катастрофически не хватало продуктов для населения, в послевоенные годы многие умирали от истощения. К приезду Брежнева практически была завершена насильственная коллективизация. Сельское хозяйство находилось в бедственном положении. Работа Брежнева одобрялась в Москве. Но успехи ему давались нелегко. В 1952 году в Молдавии у него случился инфаркт миокарда. Месяц пролежал в больнице, потом еще полтора месяца лечился в «Барвихе».
     Брежнев на XIX съезде партии рассчитывал быть избранным в Центральный комитет, но его ждал сюрприз, его приметил Сталин и сделал Леонида Ильича секретарем ЦК и кандидатом в члены президиума ЦК. Так Леонид Ильич оказался в высшей лиге. Брежневу как имеющему фронтовой опыт решили поручить «наблюдение за работой Главного политического управления военного министерства и главного политического управления военно-морского министерства». Леонид Ильич был человеком новым, поэтому московские чиновники не включили в состав постоянной комиссии по вопросам обороны при президиуме ЦК, таким образом, оставили его в стороне. Но чиновников поправил Сталин, и 19 ноября Брежнева ввели в состав комиссии.
     Дальше Брежнева ожидало понижение в должности, его сделали заместителем начальника ГлавПУРа, после его ожидала командировка на целину, на VII съезде компартии Казахстана Брежнева избрали членом республиканского ЦК. Вообще Брежнев был в очень хороших отношениях с Хрущевым. Вторым секретарем Хрущев послал в Казахстан человека, которого с полной уверенностью мог считать своим выдвиженцем. Дело только в том, что Брежнев уже работал под его руководством на Украине. Никита Сергеевич вернул Леонида Ильича на крупную партийную работу, вновь открыл перед ним дорогу наверх. Брежнев был благодарен и демонстрировал свою признательность Никите Сергеевичу. В 1954 году Казахстан заготовил четверть миллиарда пудов хлеба, в два с половиной раза больше, чем в 1951-м, когда собрали рекордный по прежним понятиям урожай. Целина находилась под постоянным присмотром Хрущева. Он часто приезжал, проводил совещания с республиканским активом; С правой стороны от него садился Брежнев, с левой – Пономаренко. Затем Брежнев вернулся туда, откуда его изгнали четыре года назад. Он вновь принадлежал к высшему руководству страны. Когда Брежнева избрали секретарем ЦК, Аверкий Борисович Аристов, который тоже вошел в состав высшего руководства и ведал силовыми структурами, принес его досье, они его вместе сожгли. Никита Сергеевич включал его то в одну, то в другую комиссию – разобраться с Государственном или подготовить документ по венгерским делам. К пятидесятилетию, 18 декабря, Брежнев получил второй орден Ленина «за выдающиеся заслуги перед Коммунистической партией и советским народом». На заседании президиума 28 января 1957 года Брежнев решительно поддержал одну из важнейших хрущевских идей – замену отраслевого принципа управления промышленностью и строительством территориальным. 13-14 февраля 1957 года идеи Хрущева утвердил пленум ЦК. 10 мая Верховный Совет упразднил десять общесоюзных и пятнадцать союзно-республиканских министерств. Все подчиненные им предприятия передавались совнархозам, которые подчинялись непосредственно правительству. Верховные Советы республик образовали сто пять совнархозов. Через семь лет Брежнев поставит эту реорганизацию Хрущев в вину и воссоздаст распущенные министерства. Благодаря хорошим отношениям с Хрущевым позиции Леонида Ильича в аппарате крепли. Он уже принадлежал к числу, условного говоря, «старших» секретарей. Он же решительно бросился на защиту Хрущева, когда летом 1957 года Молотов, Маленков, Каганович и Булганин решили свергнуть Никиту Сергеевича. На президиуме ЦК 18 июня они предъявили Хрущеву целый список обвинений.
     Расклад был не в пользу Хрущева. Семью голосами против четырех президиум проголосовал за освобождение Хрущева с поста первого секретаря. Но произошло нечто неожиданное: Никита Сергеевич нарушил партийную дисциплину и не подчинился решению высшего партийного органа. Ночь после заседания он провел без сна со своими сторонниками. Вместе они разработали план контрнаступления. Никита Сергеевич точно угадал, что члены ЦК, первые секретари обкомов поддержат его в борьбе против старой гвардии и простят первому секретарю такое нарушение дисциплины. На пленуме ЦК люди Хрущева составляли очевидное большинство. Пытались после этого сместить Шепилова. И Брежнев, и Шепилов вернулись с войны в генеральских погонах, что выгодно отличало их от просидевших всю войну в тылу других руководителей страны. Молодые и крепкие Брежнев и Шепилов были чуть ли не единственными прилично выглядевшими партийными руководителями. Леонид Брежнев оказался умелым политиком. В решающую минуту в борьбе за власть он безошибочно встал на сторону победителя, Шепилов же поступил так, как считал справедливым и честным, то есть остался, в сущности, наивным человеком. Дмитрий Трофимович потерял все посты и попал в боткинскую больницу, а затем был отправлен в город Фрунзе директором Института экономики Академии наук Киргизской ССР. После пленума Хрущев поручил Брежневу важнейшие вопросы – военную промышленность, ракетостроение и космонавтику. Леонид Ильич сумел установить правильные отношения с генеральными конструкторами ракетно-космических систем. Они приняли Леонида Ильича, считали своим представителем при Хрущеве. Когда в октябре 1957 года Хрущев снял с должности министра обороны маршала Жукова, Брежнев одним из первых высказался против Георгия Константиновича, с возмущением говорил о культе Жукова в армии.
     4 мая 1960 года Хрущев произвел большие перестановки в высшем руководстве. Среди прочего он решил отправить на пенсию маршала К. Ворошилова, занимавшего пост председателя президиума Верховного совета СССР. А его пост займет Леонид Ильич Брежнев. Для Брежнева новое назначение стало повышением, хотя должность была безвластной. Все решения принимались на заседаниях президиума ЦК, Верховный Совет лишь их оформлял. Но председательство придало Брежневу известности в стране. Ему нравилось вручать ордена, поздравлять. Леонид Ильич гордился тем, что вручал Золотую звезду Героя Юрию Гагарину.

Н. С. Хрущёв и Л. И. Брежнев разговаривают по телефону с космонавтами

     Леонид Ильич получил возможность ездить за границу, где его принимали как главу государства со всеми почестями. К себе на работу Брежнев пригласил старого знакомого Черненко, Константин Устинович совсем не был рад этому предложению. Он заведовал сектором в идеологическом отделе ЦК КПСС и рассчитывал продвинуться в заместители заведующего. Туг позвонил Брежнев и предложил пост начальника канцелярии президиума Верховного Совета. По табели о рангах это было очевидное понижение. Подчиненный застал Черненко в тягостных размышлениях: «Сидит мой шеф, обхватив, голову обеими руками, туча тучей, сам чуть не плачет. Он вдруг сказал мне о предложении, которое ему сделал Брежнев.
     — Если бы ты знал, как я этого не хочу! – сказал он мне. – Но что делать? Отказаться – значит испортить отношения с Брежневым, что мне может дорого обойтись.
     Брежневу он дал согласие…». И это был шаг, открывший ему дорогу к большой карьере.

     7 июня на заседании президиума Хрущев вновь произвел кадровые изменения. Он вновь сделал Секретарем ЦК Брежнева и к нему в пару перевел из Киева на ту же роль Николая Викторовича Подгорного со словами: «На Украине он хорошо справился». Таким образом, появились как бы два вторых секретаря ЦК. Это не нравилось Брежневу. Хрущев нарочно сделал их с Подгорным конкурентами. Никита Сергеевич проиграл, потому что Леонид Ильич с Николаем Викторовичем довольно быстро объединились против него. Но соперничество с Подгорным стало важным фактором в политической деятельности Брежнева.

Николай Викторович Подгорный

     22 июня Брежнева избрали секретарем ЦК. Это не порадовало Брежнева. Он утратил приятную должность формального президента страны. Ему вновь пришлось окунуться в малоприятные хозяйственные заботы. Брежнев попросил Шелеста, который был секретарем ЦК Украины, представить металлургический завод в Днепродзержинске к награждению орденом Ленина. Заводу исполнялось семьдесят пять лет. Шелест приехал к Хрущеву в Пицунду, где тот отдыхал. Поставил вопрос и о награждении:
     — Это вас Брежнев попросил со мной переговорить? – подозрительно спросил Хрущев.
     Шелест ушел от прямого ответа и сказал, что Украина ставит этот вопрос самостоятельно. Хрущев заметил, что на этом заводе когда-то  работал Брежнев, вот и хлопочет насчет ордена. Никита Сергеевич дал согласие на орден. Из Москвы позвонил Брежнев. Сразу спросил Шелеста, состоялся ли разговор о награждении завода. Потом стал расспрашивать, о чем вообще говорил Хрущев. Поинтересовался: а о нем, о Брежневе, Никита Сергеевич ничего не говорил? «Я стал замечать, – записал в дневнике Шелест, – что каждый раз Брежнев как-то  ревностно-тревожно относится к моим встречам с Хрущевым, что он смертельно-панически боится Хрущева».
     В начале октября 1964 года Леонид Ильич Брежнев во главе советской делегации приехал в Восточный Берлин, чтобы принять участие в праздновании пятнадцатилетия ГДР. В один из вечеров советский посол Петр Андреевич Абрасимов устроил небольшой обед в честь высокого гостя, на который пригласил певицу Галину Павловну Вишневскую и виолончелиста Мстислава Леопольдовича Ростроповича. Кто-то из присутствующих провозгласил тост:
     — Леонид Ильич, за вас!
     — Нет, что там за меня пить, мы выпьем за артистов. Что политики, сегодня мы есть, а завтра нас нет. Искусство же вечно. Выпьем за артистов!.
     Через несколько дней Леонид Брежнев стал первым секретарем ЦК КПСС. Удивились не только Галина Вишневская и Мстислав Ростропович, но и многие люди, близко знавшие Брежнева.

     Курс на стабильность породивший застой
     В октябре 1964 года Пленум ЦК КПСС освободил Хрущева от партийных и государственных должностей «по состоянию здоровья». С докладом на пленуме выступил М. А. Суслов. В нем были правильные, справедливые оценки. Основной мотив критики Первого секретаря ЦК КПСС – нарушение коллегиальности, нежелание считаться с мнением товарищей, возрождение «культовой» атмосферы, а также дестабилизация общей обстановки из-за непродуманных реформ и частой смены кадров.

Михаил Андреевич Суслов

     На Брежнева власть свалилась как подарок судьбы. Он получил власть так плавно, как будто кто-то  долго загодя примерял шапку Мономаха на разные головы и остановился именно на этой. И пришлась она, эта шапка, ему так впору, что носил он ее 18 лет без всяких страхов, катаклизмов и конфликтов. Сам Брежнев во время встречи с однополчанами, гордясь сшитым недавно мундиром маршала, сказал: «Вот… дослужился». Это слово вполне годится и для характеристики процесса его прихода на «должность» руководителя партии и государства – дослужился…

Алексей Николаевич Косыгин

     Не все знают, наверное, что свержение Хрущева готовил не Брежнев. На самом деле его осуществила группа во главе с А. Н. Шелепиным. Собирались они в самых неожиданных местах, чаще всего на стадионе во время футбольных состязаний. И там сговаривались. Особая роль отводилась Владимиру Ефимовичу Семичастному, руководителю КГБ, рекомендованному на этот пост Шелепиным. Его задача заключалась в том, чтобы сменить охрану Хрущева. И действительно, когда Хрущева вызвали на заседание Президиума ЦК КПСС из Пицунды, где он отдыхал в это время с Микояном, он, видимо, сразу понял что к чему и, говорят, даже подумывал посадить самолет в Киеве.

Александр Николаевич Шелепин

     До сих пор неясно, когда Шелепин вступил в столь рискованный сговор с Сусловым и Брежневым. Известно, что непосредственным поводом для заседания Президиума ЦК было выступление зятя Хрущева Алексея Ивановича Аджубея в Западном Берлине, где он легкомысленно сказал о том, что нам ничего не стоит пойти на объединение двух Германий. Руководители ГДР немедленно выразили свое возмущение советским коллегам, и это послужило той искрой, которая воспламенила пожар… Шелепин, однако, жестоко просчитался. Он был убежден, что Брежнев – фигура промежуточная, временная и ему ничего не будет стоить, сокрушив такого гиганта, как Хрущев, справиться с человеком, который был всего лишь его слабой тенью. Брежнев являл собой прямую противоположность Хрущеву с его смелостью, склонностью к риску, даже авантюре, с его жаждой новизны и перемен. Почему Хрущев так покровительствовал человеку противоположного склада души и темперамента? Как личность авторитарная, не склонная делить власть и влияние с другими людьми, он больше всего окружал себя такими руководителями, которые с готовностью выполняли любое его поручение. Такие, как Брежнев, Подгорный, Кириченко, Шелест, были послушными исполнителями его воли, «подручными». Впрочем, в одном отношении приход Брежнева к руководству напоминает сталинскую и хрущевскую модель. Никто не принимал его всерьез как претендента на роль лидера, да и сам он всячески подчеркивал полное отсутствие подобных амбиций. Самая драматическая проблема, и это выяснилось очень скоро, состояла в том, что Брежнев был совершенно не подготовлен к той роли, которая неожиданно выпала на его долю. Он стал Первым секретарем ЦК партии в результате сложного, многопланового и даже странного симбиоза сил. Брежнев оказался в центре, на пересечении всех этих дорог. Поэтому именно он на первом этапе устраивал почти всех. Сама его некомпетентность была благом; она открывала широкие возможности для работников аппарата. Но если бы кто-то  тогда сказал, что Брежнев продержится у руководства 18 лет, ему рассмеялись бы в лицо. Так, сразу обнаружилась главная черта Брежнева как политического лидера. Брежнев с самого начала занял центристскую позицию. По самой своей натуре, характеру образования и карьере это был типичный аппаратный деятель областного масштаба.
     Складывалось впечатление о нем как о ровном, спокойном, деликатном руководителе, который шагу не ступит, не посоветовавшись с другими товарищами и не получив полного одобрения своих коллег. При обсуждении вопросов на заседаниях Секретариата ЦК или Президиума он почти никогда не выступал первым. Давал высказаться всем желающим, внимательно прислушивался и, если не было единого мнения, предпочитал отложить вопрос, подработать, согласовать его со всеми и внести на новое рассмотрение. Если говорить о брежневском стиле, то, пожалуй, он состоит именно в этом. Люди такого стиля не очень компетентны при решении содержательных вопросов экономики, культуры или политики. Но зато они прекрасно знают, кого и куда назначить, кого, чем и когда вознаградить. Повсюду все больше торжествовали «середнячки» – не то чтобы глупые или совсем некомпетентные люди, но и явно неодаренные, лишенные бойцовских качеств и принципиальности. Они постепенно заполняли посты в партийном и государственном аппарате, в руководстве хозяйством и даже наукой и культурой. Все серело и приходило в упадок.
     Итак, Брежнев пришел без своей программы развития страны. Это один из редких случаев в современной политической истории, когда человек принимает власть как таковую без каких-либо определенных планов. Осудив Хрущева за волюнтаризм и субъективизм, он, прежде всего, позаботился о том, чтобы перечеркнуть его радикальные начинания, восстановить то, что было апробировано при Сталине. В первую очередь были ликвидированы совнархозы и деление партийных органов на промышленные и сельскохозяйственные, что так раздражало аппарат управления.  Вместо хрущевской одиннадцатилетки, претендовавшей на политехнизацию школы, снова вернулись к прежней десятилетке. Крестьяне получили обратно отрезанные у них приусадебные участки. Постепенно произошла переориентация с освоения целины на форсирование земледелия центральных районов страны. Колхозники получили пенсионное обеспечение, была гарантирована минимальная зарплата для работающих в колхозах.
     Верно, что словечко «проблема» стало излюбленным в первых выступлениях Брежнева. Он говорил о проблемах, и все время призывал принимать какие-то решения. Однако решения почему-то не принимались. В Институте конкретных социальных исследований АН СССР было проведено изучение эффективности решений, принимаемых Совмином СССР. Результаты потрясали: фактически исполнялось не более одного из десяти решений. В принципе Брежнев исходил из тех же посылок, что и Хрущев: люди хотят жить лучше, спокойнее; нужно, во что бы то ни стало предотвратить войну; нужно решительно сдвинуть сельское хозяйство с мертвой точки… Причем политика Брежнева действительно была более уравновешенной, более основательной на ряде направлений. И где-то  до конца 60 – начала 70-х годов давала, пусть ограниченные, но положительные результаты. Однако в дальнейшем, особенно после чехословацких событий 1968 года – курс на стабильность, не сопровождавшийся развитием демократии, необходимыми переменами, обновлением кадров, начал порождать застой, мертвящую неподвижность. В партийных комитетах, в партийном аппарате стал увеличиваться удельный вес серых, не выразительных, бездуховных людей. Брежнев не реагировал на многие бумаги по различным государственным вопросам, зато хлопотал всегда насчет судеб отдельных личностей.
     Но по истечении определенного времени, по мнению Ю. В. Аксютина: «Брежнев стал разрушаться, разваливаться как личность и как политик. Всякая власть портит, абсолютная власть портит абсолютно. Но то, что раньше было трагедией, теперь стало фарсом. Обилие наград и званий превысило все допустимые „нормативы“. Явные следы болезни, которой официально вроде бы и не было, делали ситуацию вообще какой-то фантасмагорической. Брежнев полностью утратил самокритичный контроль за своими действиями. Верил в собственное величие. Его политика, создавала и поддерживала обстановку, в которой прогрессировала коррупция на всех уровнях, процветали обман, воровство».
     Отдельно встала экономическая тема. На грани 50-60-х годов оставшаяся от Сталина административно-командная система управления экономикой, ориентированная на всеобъемлющий централизм, экстенсивный рост, валовые, количественные показатели, игнорирование закона стоимости, подошла к пределу своих возможностей. В ходе развернувшейся тогда дискуссии становилось все яснее, что существующий хозяйственный механизм не может претендовать на всеобщность, что социализм вполне совместим и с иными вариантами системы руководства экономикой. Сельское хозяйство и продовольственная проблема оставались ахиллесовой пятой нашей экономики. Но решения искались на традиционных путях, которые уже показали свою неэффективность в предыдущую эпоху. Продолжалась политика совхозизации колхозов, то есть дальнейшего огосударствления. Не дала ожидаемых результатов химизация. Несмотря на то, что в 70-х годах СССР опередил США по производству удобрений, производительность труда в сельском хозяйстве была в несколько раз ниже. Четверть сельскохозяйственного населения СССР не могла прокормить страну, тогда как три процента фермеров США производили столько, что значительную часть продавали за  границу. Причина экономической и технологической отсталости была одна: непонимание и страх перед назревшими структурными реформами – переходом на хозрасчет в промышленности, кооперированием сервиса, звеньевым и семейным подрядом в деревне. Всякие попытки продвижения по пути реформ, проявления хозяйственной самостоятельности или самостоятельности мысли пресекались без всякой пощады. Вполне здравые, подчас весьма актуальные и глубокие соображения о тех преобразованиях, в которых нуждается народное хозяйство, система и порядок управления им, неоднократно высказывал на партийных съездах и на пленумах ЦК Брежнев. Но слова не подкреплялись делами. Все сходило на нет, тонуло в чиновничьем болоте, в аппарате, который из инструмента, орудия политического руководства превратился в самостоятельную силу.
     Дорого обошлась нам почти тридцатилетняя пауза. Падали темпы роста. Поступательное движение экономики обеспечивалось растущими капиталовложениями, которые давали все меньшую отдачу. Недопустимо медленными темпами внедрялись результаты научно-технической революции. Хронической болезнью стали «дефициты». Падала заинтересованность людей в производительном труде. Нарастали апатия, социальная пассивность. Социальной бедой обернулось пьянство. Увеличивалось число наркоманов. Падали рождаемость и продолжительность жизни.
     Все это уже говорило о том, что модель социализма, созданная в 30-50-е годы, полностью исчерпала все свои возможности. Ее искусственное сохранение вело к экономической стагнации, ставило советское общество на грань кризиса, ослабляло авторитет и влияние СССР на мировой арене. Видимая невооруженным глазом коррупция, наглое воровство, обман, подтасовки отчетности, рост «теневой экономики», разболтанность, расхлябанность на производстве отравляли жизнь, мешали работать каждому честному человеку. В глубинах народной жизни зрели гроздья гнева, накапливались недовольство, раздражение, все более острым становилось желание перемен – и перемен не косметических, не уравновешенных на весах придворных компромиссов, не сводящихся к длинной или короткой рокировке в «верхах», а перемен, затрагивающих основы устоявшихся порядков. Зрела перестройка.
     Главный урок эпохи Брежнева – крах командно-административной системы, сложившейся при Сталине. Государство не только не обеспечивало прогресс, но все более тормозило развитие общества – экономическое, культурное, нравственное. Даже если бы Брежнев решился подкрепить подгнившее здание рецидивом сталинских репрессий, ему не удалось бы сделать эту систему эффективной. Ибо технологическая революция требует свободного труда, личной инициативы и заинтересованности, творчества, непрерывного поиска, состязательности. Структурные реформы и перестройка стали непреложным логическим выходом из застоя. Будучи живым воплощением иллюзий государственного социализма, Брежнев привел его на самую последнюю тупиковую остановку.
     Урок второй – пора навсегда покончить с такими порядками, когда к руководству страной приходят не в результате нормальной демократической процедуры и публичной деятельности в партии, государстве, а путем закулисных комбинаций, а тем более заговоров и кровавых чисток. Опыт уже в достаточной степени показал, что в подобной обстановке к власти приходят отнюдь не самые способные организаторы, не самые яркие политические умы, не самые преданные народу, а самые хитроумные, мастера групповой борьбы, интриг и даже обыкновенной коррупции.

     Во все времена среди всех народов считается, что руководство государством требует определенной подготовки, поскольку от этого в большой степени зависит судьба народа. Не будем вспоминать о древнем мире, где в качестве наставников правителей выступали такие люди, как Аристотель или Сенека. Но и в современных государствах считается общепринятым, что для этой работы нужны и природные данные, и образование, и воспитание чувства гражданской ответственности, и многолетняя школа политической деятельности, участия в общественных и государственных делах, и ораторское искусство, и навыки публицистики. Не будем ссылаться на западный опыт – он нам не указ, мы сами с усами. Но усы мы выращивали, а потом брили в больших хлопотах и трудах, набивая шишки не только отдельным людям, но и всему народу, пока не поняли: нет, не каждый секретарь обкома может руководить великой державой нашей.

     Брежнев пробыл у власти целых 18 лет, немаленький период относительно даже всего существования СССР. Как оказалось, этот человек не был совершенно подготовлен к руководству страной, точнее формально он имел большой опыт работы в партии за плечами, но для того, чтобы управлять таким огромным и сильным государством, которое досталось ему после Хрущева, были необходимы, авторитарные черты характера. А Леонид Ильич был таким человеком, что ни шагу не делал в решении государственных проблем, не посоветовавшись со своими соратниками. Таким образом, именно от бездействия, отказа от реформ, кардинальных изменений, в конце концов, появилось понятие «брежневского застоя».

     Это время, когда говорилось намного больше, чем делалось, говорилось о всевозможных проблемах, но никаким образом они не решались, говорилось о достижении развитого социализма. На самом деле страна катилась назад, и процесс этот становился лавинообразным. «Короля играет свита». Кому это было выгодно? Ясное дело тем, кто просиживал штаны в креслах всевозможных руководителей, и не важно, районного или государственного значения. Людям нравилось занимать высокие должности и ничего при этом не делать, подобно тому, как и сам Брежнев в свое время при Хрущеве занимал формальную должность президента страны. За время его правления страна теряла свою мощь и силу. Сам он с его многочисленными болезнями жалко выглядел. Этот больной старый человек еле передвигался порой, с ним постоянно рядом находилась реанимационная команда. Но нельзя было отправить его на пенсию, ведь он так подходил всему аппарату власти, никому и дела не было до того, что разваливается страна. Как показала практика после, перестройка не помогла выжить СССР. Процесс гибели был просто неизбежен. Несмотря на все упреки, которые сыпятся в адрес Брежнева, простые люди любят и помнят этого человека. Про жизнь Леонида Ильича снят сериал, который посмотрело немалое количество людей, они узнали про другого Ильича. Такого, какой он был в обычной жизни: добрым, спокойным, хорошим семьянином. Наверно после смерти он и должен остаться в нашей памяти именно таким человеком.

Бюст Л. Брежневу в Днепродзержинске

Памятник Брежневу в Новороссийске

Использованные источники:

1. Авторханов, А. Сила и бессилие Брежнева: Политические этюды [Текст] / А. Авторханов. – Франкфурт-на-Майне, 1980;
2. Залесский, К. А. Империя Сталина [Текст]: биографический энциклопедический словарь / К. А. Залесский. – М.: Вече, 2000.
3. Медведев, Р. А. Личность и эпоха: Политический портрет Л. И. Брежнева [Текст] / Р. А. Медведев. – М., 1991.
4. Хронология Российской истории [Текст]. – М. 1994.
5. Шикман, А. П. Деятели отечественной истории [Текст]: биографический справочник / А. П. Шикман. – М., 1997.

Вверх страницы
 
Муниципальное бюджетное учреждение культуры Мясниковского района «Межпоселенческая центральная библиотека» (с) 2008
Некоммерческий сайт. Все права защищены.
Менеджеры и администраторы сайта: В.А. Бзезян, М.А. Явруян. Разработка сайтов: ООО "Дон АйТи"
Внимание! При использовании материалов с сайта, гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru